Царевна-Свинюшка

ЦАРЕВНА-СВИНЮШКА.

Новогодний весёлый спектакль в трёх картинах для учащихся старших классов. Подойдёт для любой возрастной категории.

Автор: Эвелина Пиженко.

Краткое содержание спектакля: Обидев свою тётку-колдунью, царская дочь Дарьяна-Царевна теряет красоту: теперь у неё вместо курносого носика торчит свиной пятак.Каргинья согласна снять колдовство, но лишь в обмен на царский трон. Впрочем, есть и другие три условия, при выполнении которых падут злые чары. Что это за условия, и как изменятся судьбы Царевны и простого Егорки-Свинаря, ваши зрители узнают из этого весёлого и поучительного спектакля. Сценарий написан в стиле русских народных сказок. И, как в любой сказке, с последним ударом курантов добро обязательно победит зло! А появление Деда Мороза и Снегурочки только подтвердит наступление Нового Года!

По времени спектакль рассчитан примерно на один час.

Действующие лица:

ЦАРЬ ДОЛДОН. В начале действия жадный, корыстный, не очень умный. Полностью оправдывает своё имя. Зато патриот: признаёт только национальную Долдонскую кухню..
ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА. Царская дочь. Как и положено царской наследнице – писаная красавица. В начале действия – капризная, заносчивая. Подвержена влиянию своей заморской гувернантки. Но жизнь, как говорится, и не таких обламывала!

МАМЗЕЛЬКА, или МАМЗЕЛЬ ФРАНШИЗА. Гувернантка, воспитательница Царевны. Заморская штучка. Не любит традиционную Долдонскую пищу. Живя на всём готовом, откровенно пропагандирует вражескую еду, заражая пропагандой свою воспитанницу.

КАРГИНЬЯ – СЕСТРА ЦАРЯ ДОЛДОНА. Так же, как и брат, полностью соответствует своему «нейму». Характер завистливый, злопамятный, осложнённый колдовскими наклонностями. Мечтает самолично занять царский трон.

ЕГОРКА-СВИНАРЬ, он же ЖОРЖ КОРОЛЕВИЧ. Заколдованный королевский сын, волей судьбы заброшенный в Долдонское Царство. В начале действия служит на свинарнике, скрывая своё титульное происхождение. Несмотря на капризы Царевны, влюблён в неё по уши. Вначале – безответно и безнадёжно.

ЗАПАДНЫЙ ЛЕКАРЬ, АМБРОБЕН ЗАМОРСКИЙ. Больше аптекарь, чем лекарь, да ещё и с коммерческими замашками. Официальный дилер одной заморской аптечной компании, торгующей исключительно сиропами.

СЕВЕРНЫЙ ШАМАН, БЕЙ-БЕЛЬДЫ-БУБЕНДЫ. Одно слово – шаман. Умеет бить в бубен и задабривать Духов чужой огненной водой..

ВОСТОЧНЫЙ ДЖИНН, ШАЙТАН-МАЙТАН. Случайный гость в Долдонском Царстве. Любит проклинать тот день, когда он провалил экзамены в колледж на автослесаря.

ДЕД МОРОЗ. Большой, бородатый, с мешком подарков.

СНЕГУРОЧКА. Юная, весёлая, симпатишная.

КАРТИНА 1.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ:

В некотором царстве, в тридвенадцатом государстве, жил-был Царь Долдон. И была у него дочь – Дарьяна Долдоновна, красавица расписная! Ни в одном другом царстве такой раскрасавицы не было! Потому-то, видать, и выросла Царевна вредной да капризной! И так она достала всех своими капризами, что даже Царь не мог дождаться её совершеннолетия да замужества! Так и говорил: пущай, мол, потом с Дарьянкой ейный супруг мается! И вот настал долгожданный день: восемнадцатый день рождения распрекрасной Дарьяны Царевны!

Сцена представляет собой царские палаты. Царь за столом считает на счётах. На голове у него – наушники. Он ничего не слышит. Из-за кулис раздаётся протяжный женский визг, топанье ногами,

ЦАРЬ ДОЛДОН. Один, да один… да ишшо полтора… да полтора с осьмушкой… Енто чего выходит? А енто выходит полное хвинансовое безобразие! (Зовёт). Мамзелька! А, Мамзелька!

На сцене появляется Мамзелька. Её вид выражает усталость от происходящего, губы строго поджаты.

МАМЗЕЛЬКА. Чьего извольите, ваше царское вьеличество?

ЦАРЬ ДОЛДОН (не слышит, смотрит на неё непонимающе). Ась?!

МАМЗЕЛЬКА. Чьего извольите?

ЦАРЬ ДОЛДОН (догадывается, снимает с ушей наушники). Тьфу ты!

МАМЗЕЛЬКА (с ярко выраженным терпением). Спрашиваю в трьетий раз! Чьего извольите?

ЦАРЬ ДОЛДОН (гневно трясёт листком). Моё царско величество изволит знать, чаво енто такое?!

МАМЗЕЛЬКА. Это – меню на завтрашние имьенины вашей дочери, Дарьяны Царевны!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Я и без табе вижу, что меню, а не «табю»! Мне антиресно знать, почему блюда поменяли?! Ни варева фасольного, ни огурца малосольного! Заместо щей и ухи начеркали какой-то чепухи! Енто чаво за самоуправство?!

МАМЗЕЛЬКА. Никакого самоуправства! Всё – по приказу вашей дочери, Дарьяны Долдоновны переписано!

За кулисами вновь раздаются визги и топанье.

ЦАРЬ ДОЛДОН. А енто чаво за шум?! Аж в ушах зазвенело!

МАМЗЕЛЬКА. Это Дарьяна Долдоновна капризничать изволят!

ЦАРЬ ДОЛДОН. По какой такой причине на сей раз?

МАМЗЕЛЬКА. Причины она ещё не придумала! Так просто капризничает, для удовольствия!

ЦАРЬ ДОЛДОН (зовёт). Дарьянка! А, Дарьянка! А, ну, подь сюды, пред мои отцовски очи!

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА (из-за кулис, капризно). Не пойду!

ЦАРЬ ДОЛДОН. А я говорю, иди сюды!

ДАРЬЯНА ЦРЕВНА. А я говорю, не пойду! Не пойду! Не пойду! Не пойду!

ЦАРЬ ДОЛДОН. А я табе наследства лишу!

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА (так же, из-за кулис). Не лишишь, батюшка! Не лишишь!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Енто почаму?

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА (всё ещё из-за кулис). Кто ж меня без наследства замуж возьмёт? Придётся тебе мои капризы до скончания веку терпеть!

ЦАРЬ ДОЛДОН. И то, правда! Ну, тады сиди в своей светлице! И чтоб мои глаза отцовские табе не видели! И уши мои царские табе не слышали!

На сцене появляется Дарьяна-Царевна. Весь её вид выражает протест.

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА (капризно). А вот и будут видеть и слышать! Будут! Будут! Будут! Что, батюшка? Моя взяла?

ЦАРЬ ДОЛДОН (вынужденно соглашается). Ну, уж раз твоя взяла, то отвечай царю-отцу как на духу! Чем табе свиной холодец не угодил?

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА. Фу! От твоего холодца, батюшка, чесноком воняет!

ЦАРЬ ДОЛДОН. А голова щучья чем не по ндраву пришлася?!

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА. А чего она – глаза на меня вылупила, и смотрит, и смотрит! Прям как сестрица твоя, Каргинья!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Ну, а наливку сливову почто невзлюбила?

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА. Ты бы, батюшка, ещё бражку свекольну на стол выставил! Вот бы женихи заморские покуражились!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Да твоим жанихам заморским только бражку и хлестать! И со сливянкой хороши будут!

ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА. А я говорю – никакой сливянки! Нынче в моде безалкогольные напитки! Например, «Кока-кола»!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Кока… лока… Тьфу ты! Енто что ещё за «склока» така?! Чаво за возлиянье? Опять Мамзелькино влиянье?

МАМЗЕЛЬКА. Ви, ваше вьеличество, отстали от жизни! Ваши расстегаи-кулебьяки – варварский писча! Вот что надо ставит на стол! (Подаёт список). ЦАРЬ ДОЛДОН (берёт подзорную трубу, смотрит через неё в список). Энто чаво тако?! Су-ши! Сухари, штоль?! Негоже царю на стол тако нищебродство выставлять! А енто – чаво?! Жуль-ён! Похлёбка для жуликов, как пить дать! А – енто? Хву-аг-ра! От одного названия мороз по коже, а его ишшо и в рот затолкать трбовается!

МАМЗЕЛЬКА. Фи! Ваше вьеличество! Ви совсем не сльедите за кулинарный мода!

ЦАРЬ ДОЛДОН. От ентой «мода» треснет морда! Поди, кажное блюдо царских денег стоит! Так что, вот моё царско слово. Енто заморское безобразие не утверждаю!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. А я сейчас капризничать буду!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Да распожалуйста! (Демонстративно надевает наушники, закрывает глаза с довольной улыбкой. Мамзелька тоже надевает наушники синхронно с Царём, оба закрывают глаза). Начинай свои капризы!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. А вот и не буду капризничать! Не буду! Не буду! Не буду!

На сцене появляется Каргинья. Она иронично обводит взглядом присутствующих.

КАРГИНЬЯ (говорит насмешливо). Когда ни приди – всё едино! Всё знакома картина! Дурьянка визжит, аж терем дрожит! (Обращается к Царю, но он её не слышит). Здравствуй, братец! (Поворачивается к Дарьяне). Здравствуй, племянница! А у вас, я вижу, всё по-прежнему!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (высокомерно). Чего это ты, тётка Каргинья, явилась без предупреждения?

КАРГИНЬЯ. Пришла к тебе, племянница! Спешила с аманинами поздравить! Да с совершеннолетием!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Аманины у меня завтра, так что завтра и приходи!

КАРГИНЬЯ. Старая я, туды-сюды ходить! Пришла пораньше, думаю, дай, заночую в царском тереме, авось не выгонит родной братец на холод, да на мороз! Найдёт сестрице закуток на одну ночку!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (демонстративно оглядывается по сторонам, разводит руками). Так у нас и закутка-то лишнего нет! Все палаты заняты! В одной я кушаю, в другой – патефон слушаю! В третьей у меня – гардеробная, четвёртая – для сна неудобная! В пятой – по утрам музицирую, в шестой – художникам позирую, в седьмой обучаюсь танцам, восьмую батюшка отдал иностранцам – они терем снаружи ремонтируют, а он их эксплуатирует!

КАРГИНЬЯ. Да неужто даже уголочка не найдётся для родной-то тётки?

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Ну, не знаю!.. Если только в свинарнике отыщется!

КАРГИНЬЯ (возмущённо). Это как же – в свинарнике?! Это в каком же свинарнике?!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Знамо дело, в каком! Где свиньи живут! (Зовёт). Эй! Позвать сюда свинаря!

На сцене появляется Егорка-Свинарь. Его лицо в области носа закрыто платком. Он кланяется Царевне, Царю.

ЕГОРКА-СВИНАРЬ. Звали, Ваше Высочество?

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. А, ну-ка, скажи мне, свинарь, есть ли у тебя в свинарнике лишний закуток? А то тётке моей, Каргинье, переночевать негде!

ЕГОРКА-СВИНАРЬ. Закуток-то найдётся, Ваше высочество… Да только гоже ли родной тётке самой Царевны в свинарнике ночевать?

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (гневно). Да как ты смеешь, свинарь, мне, Дарьяне-Царевне, указывать?! Вот скажу батюшке, чтобы он тебя казнил, будешь тогда знать! А, ну, убирайся с глаз моих распрекрасных, и чтобы духу твоего в батюшкиных палатах больше не было!

ЕГОРКА-СВИНАРЬ. Простите, Ваше Высочество! Для меня даже ваш гнев – как милость!

Егорка-Свинарь кланяется, уходит.

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (чуть сбавляет тон). Скажите, пожалуйста! Подумаешь!

КАРГИНЬЯ. Уж больно ты на расправу быстра, Дурьянка! А, между тем, даже простой свинарь тебе правду сказал! Где это видано – родную тётку – и к свиньям на ночлег?!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Так тебе там самое и место! Не пришла бы раньше времени, незваная-нежданная, ночевала бы у себя в избе! А раз пришла – ночуй со свиньями! А не хочешь – уговаривать не буду! Отправляйся восвояси!

КАРГИНЬЯ (угрожающе). Смотри, как бы пожалеть не пришлось!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Не бойся, тётка, не пожалею!

КАРГИНЬЯ (зловеще). Ну, что ж! Будь по-твоему, Дурьянка!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Сколько раз тебе повторять! Не Дурьянка я! А Дурьяна… Тьфу ты! Дарьяна Царевна!

КАРГИНЬЯ. Ну, я ж и говорю! Будь по-твоему! Останусь я со свиньями! Но ты меня ещё поуговариваешь не уходить!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Ой, напугала! Больно надо! Чтоб я, царска дочь, распрекрасна Дарьяна-Царевна, какой-то старой Карги испугалась?!

КАРГИНЬЯ. Зря, Дурьянка, хорохоришься! Я теперича за твою «распрекрасну» красоту и пятака ломаного не дам!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Да у тебя его и нет, пятака-то!

КАРГИНЬЯ. А у тебя – есть?

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (заносчиво). А у меня – есть! И не один! Знаешь, сколько у меня пятаков?! Тебе и не снилось! А будет ещё больше! КАРГИНЬЯ. Ну, что ж… Так тому и быть! (Начинает колдовать, читает заговор). Мети, мети, Зима! Заметай терема! Сбывайся, всё, что сказано, что словом злым повязано! Растите, растите, пятаки! Щетиной покрывайтесь, виски! Вершись, вершись колдовство, на завтрашнее торжество!

Сцена затемняется на несколько секунд. Когда свет вновь зажигается, Каргиньи уже нет. Все трое – Царь, Дарьяна, Мамзелька – оказываются со свиными пятаками. Они пока этого не ощущают, друг друга пока не видят. Царь просыпается, снимает наушники, на окружающих не смотрит.

ЦАРЬ ДОЛДОН. Чавой-та тут происходит? Никак, задремал? Мамзелька! На чём мы остановились?

МАМЗЕЛЬКА (тоже снимает наушники). Ми остановьились на фуа-гра!

ЦАРЬ ДОЛДОН. А я говорю – никакой хвуагры! Записывай: щи из квашеной капусты, да со свиными шкварками!

МАМЗЕЛЬКА (возмущённо). Ваше вьеличество! Сколько можно говорить, что свьинина вредно для писчеварения!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Зато полезна для настроения! (Удивлённо). Дарьянка! А ты чаво молчишь, не препираешься?

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (чешет нос). Да что-то мне, батюшка, в носу щекотно! Ап!.. Ап!.. Ап!.. Чхи!.. ой… (Трогает свой «пятак»). А что это?! Ой!.. (Достаёт зеркальце, смотрится). Ой-ёй-ёй!.. Батюшка! Что же это такое?!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Чавой-то?! (Поворачивается к Царевне, видит её «пятак», в ужасе чешет голову под короной). Ох, ты ж, ёшкин бармалей!

МАМЗЕЛЬКА (назидательно). Ваше вьеличество! Как ви можете так выражаться?! (Поворачивается к Царевне и Царю, смотрит на них какое-то время, тоже в ужасе всплескивает руками, вскрикивает). А!.. Йошкин бармальей!

Царь и Дарьяна Царевна одновременно смотрят на Мамзельку. Дарьяна подносит к лицу Мамзельки зеркало, та в ужасе видит свой свиной пятак.

ЦАРЬ, МАМЗЕЛЬКА и ДАРЬЯНА ЦАРЕВНА (хором кричат). А-а-а-а!..

ЦАРЬ ДОЛДОН (ощупывает лицо, в ужасе смотрится в самовар на столе). Это чаво такое?! Дарьянка! Мамзелька! Енто чаво тако делается?!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (в истерике). Это всё она! Твоя сестрица, тётка моя, Каргинья! Приходила, пока ты, батюшка, дремать изволил!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Каргинья?! А куды ж она подевалася?! Эй! Стража! Догнать! Вернуть! Силой привести!

На сцену вновь выходит Каргинья. У неё на лице – улыбка, она довольна своим результатом.

КАРГИНЬЯ. А зачем же силой, братец? Здесь я, далеко не ушла!

ЦАРЬ ДОЛДОН. И не уйдёшь таперича! Здесь, во дворце останешься, пока колдовство своё не сымешь!

КАРГИНЬЯ. Так я же согласная, братец, согласная! В кои-то веки сам Царь меня пожить во дворец приглашает!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Ничаво не «пожить»! Арестовал я табе, понятно?! А, ну, признавайся! Твоих рук дело?!

КАРГИНЬЯ. Рук-то моих… Да вот слов-то дочери твоей, Дурьянки-Царевны! Это ж она сама сказала, что у меня пятака нет, а у неё – есть! И что ночевать я буду сегодня со свиньями… (Поворачивается к Дарьяне). Видишь, Дурьянка? Слова твои сбываются! И мои заодно! Говорила я, что ещё позовёте вы меня! Вот и позвали!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (кричит в истерике). Что ж ты стоишь, батюшка?! Вели её в темницу заточить! Нет! Казнить, ведьму проклятущую!

КАРГИНЬЯ (насмешливо). Да ты и впрямь – Дурьянка! Ведь ежели братец меня казнит, кто же тогда колдовство с вас сымет?!

ЦАРЬ ДОЛДОН (снова чешет под короной). И то правда! Кто ж с нас колдовство сымет?!

МАМЗЕЛЬКА. А я здьес вообще ни при чьём! Снимайте с мьеня колдовство, снимайте!

КАРГИНЬЯ. Да как жа ни при чём, родимая?! Кто Дурьянкиным воспитанием занимался?! Кто в неё столько дури-то вбил?! Не ты ли, Мамзелька?

МАМЗЕЛЬКА. Я нье Мамзьелка! Я – Мамзель Франшиза!

КАРГИНЬЯ. Ну, теперича ты – Мамзель Хрюншиза!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (хохочет). Хрюншиза?! Ой, сейчас со смеху помру! Ой!.. Ой-ёй-ёй!..

КАРГИНЬЯ (иронично). Глянь, как развеселилась, Царевна-Свинюшка!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Ты, сестра, того! Ты не того!.. Пока ишшо тута моя царска власть!

КАРГИНЬЯ. Да я ж и не спорю, братец! Не спорю! Да только Царь-то – не Долдон! А – натуральный Свиндон!

ЦАРЬ ДОЛДОН. До чего ж ты, сестрица, коварная! Зря я табе в детстве корону папенькину мерить разрешал! Вот как померила ты корону, так и стала завидовать моему царскому наследству!

КАРГИНЬЯ (меняется в лице, злится). Врёшь, братец! Наследство то папенька перед смертью велел пополам разделить! По-честному! А ты единолично трон захватил, по-свински! Вот и носи таперича свиной пятак! А меня береги, пуще своего глазу! Потому, как никто, окромя меня, сроду вас не расколдует! Так и будете ходить, на свои свиные рыльца любоваться!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (в истерике). Не хочу! Не хочу! Не хочу!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Ну, вот что, сестра! Говори, чаво хочешь в обмен на мою прежню человеческу личность?!

КАРГИНЬЯ. Трон хочу! Царствовать хочу! Единолично!

ЦАРЬ ДОЛДОН (топает ногой). Не бывать ентому! Ты – на трон, а мы – куды?

КАРГИНЬЯ. А вы?.. Да хоть в свинарник!

ЦАРЬ ДОЛДОН (возмущённо). А хвизиономия у табе не треснет, сестра?

КАРГИНЬЯ. Не треснет, братец, не треснет! Выбирай – либо жить в свинарнике человечьей семьёй… Либо – во дворце, каждому свиньёй!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Батюшка! Да неужто управы нет на злодейство такое?!

МАМЗЕЛЬКА (гордо, поднимая указательный перст). Я – подданная иностранного государства! Я вас предупреждать! Может быть международный шкандаль!

КАРГИНЬЯ. Ишь, расхрюкались! Хотя… Колдовство моё когда-нибудь и вправду само пропадёт!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Когда?!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. Когда?!

МАМЗЕЛЬКА. Когда?!

КАРГИНЬЯ. А вот когда! (Громко, торжественно). Когда выполнятся три условия!

ЦАРЬ, ЦАРЕВНА, МАМЗЕЛЬКА (хором). Какие?!

КАРГИНЬЯ (тем же тоном). Когда во всём царстве останутся только два пятака! Когда Царевну полюбит равный! Когда новый сменит старого!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Енто ты на что намекаешь?! Два пятака на всю казну?! А меня сменит новый Царь?!

КАРГИНЬЯ. А вот и подумай! А я пока пойду, в твоих покоях отдохну! И вели мне поросёнка запечённого подать! Проголодалась я что-то!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (в ужасе хватает себя за «пятак»). Поросёнка?!

МАМЗЕЛЬКА (тоже в ужасе). Поросёнка?!

КАРГИНЬЯ (довольно кивает). Поросёнка! Да чесночку побольше положить не забудьте!

Дарьяна и Мамзелька грохаются в обморок. Каргинья уходит со сцены. Царь в недоумении чешет затылок.

ЦАРЬ ДОЛДОН. Да чаво ж таперь делать-то?! Царь я таперь, аль не Царь?! А, ежели не Царь?! Неужто царство Каргинье достанется?! А самому куды?!

МАМЗЕЛЬКА (выходит из обморока). Ваше вьеличество! Ви должны пойти на все условия! И отдать трон ваша сьестра!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Цыть! Ишь, умная какая! Ты прежню личность обретёшь, да драпанёшь в своё королевство! А нам как жа?!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (тоже выходит из обморока). Батюшка! Делай же чего-нибудь! А не то капризничать начну!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Всем сохранять спокойствие! Царь-батюшка думать будет! (Все затихают. Царь широкими шагами сосрелдоточенно шагает по сцене взад-вперёд. Затем резко останавливается, поднимает вверх указательный палец). Придумал!.. А, найму-ка я заморских лекарей! Авось хоть меня, да вылечат!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА. А меня?!

МАМЗЕЛЬКА. А мьеня?!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Цыть, сказал! Царска репутация важнее всего!

ДАРЬЯНА-ЦАРЕВНА (плаксиво). Даже родной дочки?!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Я всё сказал! И – точка!

ГОЛОС ЗА КАДРОМ:

И кинул Царь Долдон клич! По всему белому свету! Кто их с Царевной да Мамзелькой от свиной хвори вылечит, тому не пожалеет он ни полцарства, ни Царевну Дарьяну в жёны! Заодно и Мамзельку отдаст, пущай в чужом королевстве свои порядки заводит!

КАРТИНА 2.

Те же палаты. Царь – на троне, рядом – Царевна. У обоих на лицах повязки, скрывающие свиные пятаки.

МАМЗЕЛЬКА (тоже в повязке, выходит из-за кулисы). Ваше вьеличество! Прибыл первый лекар! Из Западного Королевства!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Так зови его сюды!

Звучит музыка. На сцену выбегает Амбробен Сиропский. Манерно расшаркивается во все стороны.

АМБРОБЕН СИРОПСКИЙ. Я из Замории прибыыыыть… Сироп целебный привозиииить! Показывайте, кто больной? (Все трое снимают повязки. Амбробен оторопело смотрит на свиные пятаки). Всё ясно! Это – грипп! Свиной! (Надевает на себя защитную маску). Ввиду особо опасного вируса прошу оплату авансом! Всю, до копейки! Без минуса!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Енто как жа – авансом? Про аванс речи не было!

АМБРОБЕН СИРОПСКИЙ. Меняю условия контракта! Прошу выдать авансом полцарства и Царевну Дарьяну с Мамзель Франшизой впридачу! Хотя… Гувернантку можно оставить… На сдачу!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Больно уж ты прыткий! А вдруг не поможет лечение?

АМБРОБЕН СИРОПСКИЙ. Это для контракта не имеет значения! Хотя… Царевну тоже можно пока исключить. Полцарства на бочку!.. И начинаю лечить!

МАМЗЕЛЬКА. Ваше вьеличество! Соглашайтесь!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Сейчас, разбежалси! Оплата токмо по резутьтату! А, ежели медицина бессильна, то полцарства мне и самому ишшо пригодятся!

АМБРОБЕН СИРОПСКИЙ. Оплата по результату будет в два раза дороже! Целое царство! Впрочем, я не жадный… Дочь вам насовсем оставляю, ладно!

ЦАРЬ ДОЛДОН. Цельное царство?! Этак у меня и двух пятаков в казне не останется!

АМБРОБЕН СИРОПСКИЙ. В таком случае, разрешите откланяться!

Дорогие друзья! Те, кого заинтересовал данный сценарий, могут приобрести его полную версию, написав мне на электронную почту ehvelina-p@yandex.ru

Условия получения и реквизиты для оплаты я сообщу в личной переписке. Цена невысокая. Заранее благодарю всех!

С уважением, автор Эвелина Пиженко.

Добавить комментарий

Войти с помощью: